Итоговый доклад – 3. Анализ ситуации по предоставлению информации (область, город)

Анализ ситуации по предоставлению информации государственными органами областного и городского уровней.

Исследование ситуации с предоставлением информации государственными органами местного уровня было проведено по той же методике, что и с органами республиканского значения. Партнерскими организациями – исполнителями проекта, были составлены и направлены запросы в адрес государственных органов местного значения. Запросы также направлялись от трех лиц: от имени общественной организации (НПО), журналиста и пенсионера. Тексты запросов были схожи, но не идентичны. Запросы направлялись обычными письмами, т.е. не заказными, без уведомления.

Запросы были направлены в адрес 14-и государственных органов местного значения (областных управления, а также городских отделов), а именно:
1. Управление внутренней политики.
2. Управление госсанэпидемнадзора.
3. Управление здравоохранения.
4. Управление координации занятости и социальных программ.
5. Управление экономики и бюджетного планирования.
6. Управление энергетики и коммунального хозяйства.
7. Управление природных ресурсов и регулирования природопользования.
8. Управление образования.
9. Управление внутренних дел.
10. Управление таможенного контроля
11. Налоговый департамент.
12. Управление дорожной полиции.
13. Управление земельных ресурсов.
14. Прокуратура.

В среднем, по одной отдельной области, включая структуры городского уровня в областном центре, направлялось около 44 запросов.

Всего было направлено 1038 запросов. Запросы направлялись во все 14 областей страны и два города республиканского значения – Алматы и Астана. С момента отправки обращений, исполнителями отслеживались количественные показатели – сроки рассмотрения и направления ответов, а также качественные показатели – полнота и суть ответов.

Как и в случае с государственными органами республиканского уровня, при анализе ответов, полученных от местных органов, использовались следующие критерии оценки:
1. Получение полного ответа, т.е. предоставление полной информации.
2. Получение неполного ответа, т.е. частичное предоставление информации.
3. Отказ в предоставлении информации, т.е. письменный мотивированный отказ.
4. Нет ответа, т.е. игнорирование запроса.

Информация была получена только в письменной форме, поскольку все запросы были письменные.
Неполным или частичным ответом считались ответы, которые лишь отчасти отвечали на поставленные в запросах ответы. Причем такие ответы считались неполными при условии, что они обоснованны, со ссылкой на законодательство, и запрашиваемые госорганы приводят четкое и ясное изложение своей позиции.

Письменные отказы – письменно изложенные, обоснованные отказы, также частичные ответы, которые не мотивированны и не обоснованы.

К полным ответам также были отнесены переадресованные запросы, т.е. случаи, когда запрашиваемый орган дает устный или письменный отзыв, в котором указывает, что переадресует запрос в другой орган; либо без уведомления переадресовывает запрос в другой орган.

Как отмечалось выше, всего было направлено 1038 запросов. Ответы получены на 476 запросов, что составляет 45.9% от общего количества направленных запросов. Без ответа осталось 563 запроса, что составляет 54.1 %.

Анализируя предоставленные ответы по качественным критериям, можно сделать следующие выводы:
Полными ответами, из общего количества полученных ответов (476), можно считать 299 ответов, т.е. 28.8% от общего количества направленных запросов.

Неполными ответами, в которых не раскрывалась суть вопроса, приводились общие фразы и т.п., можно считать 102, т.е. 9.8% от общего количества запросов.
Отказов в предоставлении информации было получено 75, т.е. 7.2%.
Без ответа осталось 562 запроса.

Можно также привести своеобразный рейтинг открытости госорганов (подробно см. Приложение). Среди лидеров рейтинга можно отметить налоговые органы, органы земельных отношений, управления и отделы экономики и бюджетного планирования, органы госсанэпидемнадзора. Среди аутсайдеров: управления и отделы здравоохранения, энергетики и коммунального хозяйства, образования, дорожной полиции.

Следует отметить, что при анализе полученных ответов выяснилось, что на один и тот же вопрос государственный орган одной области предоставляет информацию, этот же государственный орган другой области запрашиваемую информацию не предоставляет под различными предлогами: «врачебная тайна», «налоговая тайна», «узкоспециальная информация служебного характера», «укажите цель запроса», «информацию предоставляют только государственным органам», «информация для служебного пользования» и т.д.

Были также случае неадекватной реакции на запросы. Например, в Управление здравоохранения ЗКО был направлен запрос следующего содержания: «какой перечень медицинских услуг государственными медицинскими учреждениями предоставляется бесплатно? Поступали ли к вам жалобы относительно отказа медицинскими работниками предоставления бесплатной медицинской помощи гражданам в 2007 году? Если поступали, то в каком количестве и как были разрешены. Допускались ли медицинскими работниками ошибки в 2007 году и были ли виновные лица привлечены к ответственности?» На что Управление здравоохранения Западно-Казахстанской области отказало в получении информации со следующей ссылкой: «информация, касающаяся других людей, является врачебной тайной и представляется только на официальные запросы судебных органов». Очевидно, что запрос содержал несколько вопросов, и ни один из них не касался врачебной тайны.

В Управление Образования Кызылординской области был направлен запрос следующего содержания: «…Выявлялись ли случаи принудительного взимания денежных средств с родителей в дошкольных и школьных учреждениях? И если все же случаи выявлялись, то были ли привлечены должностные лица к ответственности за период с 2007 по 2008 г. (пожалуйста, укажите фамилии, имена, должности, названия учебных заведений)». Управление образования Кызылординской области не предоставляет информацию со следующей ссылкой: «Интересующие Вас сведения можете получить в Министерстве образования м науки Республики Казахстан». Хотя подобная информация предоставлялась управлениями образования других областей.

В Налоговые Комитеты направлялись запросы следующего содержания: «Какая сумма земельного налога была уплачена в 2007 году физическими и юридическими лицами в бюджет? Была ли недоимка по земельному налогу? В каком виде вы принимаете налоговую отчетность (на бумажном или электронном носителе)?» На что Налоговый комитет по Кызылординской области отказывает в получении информации о сумме поступлений налоговых платежей в бюджета по земельному налогу со следующей мотивировкой (цитата): «Согласно пункта 1 статьи 518 Налогового Кодекса запрашиваемые Вами данные являются налоговой тайной». Вместе с тем, такая информация не является секретной и другие области ее предоставили.

В Отделы/Управления Госсанэпидемнадзора были направлены запросы следующего содержания: Соответствует ли качество питьевой воды в вашей области международным стандартам? Безопасно ли пить холодную воду из под крана? Как часто Вы проводите исследование экологической безопасности питьевой воды? Каков химический состав воды на сегодняшний день? Можно ли быть на 100% уверенным, что все продукты питания являются полезными для организма и не содержат вредных добавок? Контролируете ли Вы ситуацию в открытых водоемах и безопасно ли в них купаться? ГУ «Отдел Управления Госсанэпидемнадзора Костанайской области по г.Костанай» не предоставляет информацию с указанием следующей мотивировки: “ГУ «Отдел Управления Госсанэпидемнадзора Костанайской области по г.Костанай» просит Вас разъяснить цель вашего запроса, так как, нам непонятно, для решения каких вопросов Вам необходима данная информация, тем более жительнице г.Караганды и как может повлиять качество питьевой воды употребляемой населением Костанайской области на здоровье населения Карагандинской области». Данный ответ является вопиющим нарушением закона. Запрашиваемый орган не должен вступать в полемику или переписку с лицом, направившим запрос, такой орган должен либо предоставить информацию, либо отказать. Поскольку запрашиваемая информация являлась не только не секретной, но и наоборот – должна быть общедоступной, то такой ответ является грубейшим нарушением действующего законодательства.

Еще одним вопиющим фактом можно назвать следующий. В Управление координации и занятости социальных программ ЗКО был направлен запрос о получении информации о количестве безработных, о мерах по снижению безработицы, какая сумма выделена на детские пособия, какие документы необходимы для оформления детского пособия. Управление координации занятости и социальных программ Западно-Казахстанской области отказывает в получении информации со следующей мотивировкой: «…просим Вас предоставить официальное подтверждение о ваших полномочиях для запроса данной информации». Вместе с тем никакими дополнительными полномочиями в данном случае лицо, запросившее информацию, обладать не должно.

Общие выводы

Самым главным очевидным выводом яавляется то, что очень большое – по существу больше половины (54.1%) запросов, направленных в государственные органы местного значения, остались без ответов. Данный факт заставляет серьезно задуматься. Прежде всего, хотелось бы определить – каковы причины такого результата. Можно сделать незначительную поправку на работу почты – письма, отправленные простым письмом, т.е. не заказным, без уведомления, могли не дойти. Однако, данная поправка, действительно, не значительна. Это объясняется тем, что в каждый орган было направлено по 3 запроса, в большинстве же случаев ответ был получен на 1-2 запроса, следовательно, запросы доходили. Почему же при такой сложной системе учета входящей корреспонденции и обращений, в частности, такое количество запросов осталось без ответа.

Можно также сделать сравнительный анализ с органами республиканского уровня, которые оставили без ответа 27.8% запросов. Это количество тоже весьма существенно, но оно гораздо меньше, чем в случае с местными органами. Возможно причины таже слудующие:

1. Ответственность за нарушения, допущенные при работе с обращениями в республиканских органах строже и существеннее, нежели в местных.

2. Кадры, работающие в местных органах менее квалифицированны, т.е. не знают законодательства, внутренних правил и инструкций, не умеют работать с документацией, не владеют информацией, не знают о последних концепциях, принятых на государственном уровне.

3. Система работы с обращениями в целом (на всех уровнях – от местного до республиканского) допускает серьезные погрешности, способствует нарушению права граждан и организаций на доступ к информации.

4. В ряде органов не налажена работа по рассмотрению обращений граждан.

5. В целом наблюдается такая тенденция, как зависимость позиции органа от его руководителя, т.е. если руководитель – это передовой, мыслящий и компетентный менеджер, то и работа налажена соответственно. Если же руководитель перестраховщих и консерватор ,то информацию в таком органе получить сложно.

Анализируя ответы, в которых давались неполные ответы, либо позиция госоргана обозначалась им, как отказ, мы пришли также к следующим выводам. В достаточно большом количестве случаев, только часть из которых приводится в данном докладе, исполнители, т.е. работники запрашиваемого органа, очень вольно и неправильно трактуют такие понятия, как: «врчебная тайна», «секретная информация», «полномочия», «цель запроса», «налоговая тайна» и т.д. Вместе с тем, во всех случаях отказа у органа, отказавшего в предоставлении информации, не было для этого никаких оснований, т.е. по существу ими был нарушен, как минимум Закон «О порядке рассмотрения обращений…», а также ряд нижестоящих по рангу нормативных правовых актов.

Очевидно, что не только законодательство, но и действующая система работы государственных органов, позволяет умышленно или по халатности нарушать права граждан и юридических лиц на доступ к информации.

Рейтинг@Mail.ru